4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В россии зарегистрированы и начали широко применяться новые препараты

В России зарегистрированы и начали широко применяться новые препараты

В России зарегистрированы и начали широко применяться новые препараты прямого противовирусного действия: Викейра Пак (Abbvie), Даклинза и Сунвепра (Bristol-Myeres Squibb) и Симепревир (Janssen).

В процессе регистрации находится ряд других препаратов, в том числе Софосбувир (Gilead), которые уже применяются за рубежом.

Появление новых препаратов прямого противовирусного действия – это возможность полной победы над гепатитом С. В клинических испытаниях эффективность лечения этими препаратами составляет от 80 до 99%, а нежелательные явления – минимальные.

Основное преимущество новых схем с применением препаратов прямого противовирусного действия заключается в том, что они действуют на строго определенные участки вируса. Это препятствует его размножению и в конечном итоге приводит к полному удалению вируса из организма.

Однако, реальная клиническая практика выявила целый ряд проблем и сложностей при лечении этими препаратами. Самые серьезные проблемы – это наличие в комплексной схеме препаратов, которые могут вызывать побочные действия, а также взаимодействовать с другими препаратами, необходимыми для лечения сопутствующих заболеваний. Применение их для многих пациентов является жизненно необходимым.

Перед врачом стоит сложная задача, назначая несколько лекарственных препаратов, проследить за рационом питания, исключить все потенциально нежелательные, а порой и опасные взаимодействия.

Последние исследования показали, что применение некоторых препаратов, содержащих ингибиторы протеаз, могут вызывать генетические изменения вируса, при которых он становится устойчивым к препарату, то есть неуязвимым для терапии. Такие изменения могут сохраняться пожизненно и препятствовать эффективному лечению ХГС. Важнейший из этих факторов, влияющих на результат лечения — полиморфизм NS5A. Этот полиморфизм может появиться в результате лечения некоторыми ингибиторами NS5A, но также возможно и наличие этого полиморфизма у вируса исходно, до начала терапии.

В настоящее время нет доступного способа определения лабораторными методами этого полиморфизма. Его наличие снижает эффективность лечения до 40-50%, что сопоставимо с лечением препаратами интерферона и рибавирина. Этот факт необходимо учитывать при подборе схемы терапии у конкретного пациента.

Появление новых препаратов в продаже вызвало неконтролируемое самостоятельное применение их пациентами, что в ряде случаев заканчивается неудачей лечения или серьезными осложнениями.

Нередко производителями противовирусных препаратов являются нелицензированные фармацевтические предприятия, что приводит к появлению препаратов с неясным составом и сомнительной дозировкой. Данные вещества хоть и повторяют состав лекарственных средств, но не предназначены для употребления в качестве лекарства, не проходят проверок и не контролируются никаким образом ни по эффективности, ни по безопасности.

Необходимо понимать, что существует значительная разница между оригинальным препаратом, дженериком, произведенным по лицензии, и воспроизведенной копией:
– качество очистки действующего вещества в копии может быть недостаточным;
– дополнительные компоненты могут оказаться токсичными или вызывающими побочный эффект;
– может возникнуть аллергия и осложнения на препарат (компонент препарата);
– из-за изменения дозировки воздействие на организм может оказаться излишне сильным или недостаточным;
— из-за отсутствия специальных добавок метаболизм действующего вещества может существенно отличаться от оригинального препарата, что ведет к существенному снижению эффективности действующего вещества.

Отсутствие эффекта при терапии препаратами прямого противовирусного действия — это не просто разочарование, потеря достаточно серьезных денег, но самое главное — риск развития мутаций вируса, что может лишить пациента возможности получить результат в дальнейшем.

Кроме того, неправильное применение препаратов прямого противовирусного действия может привести к обострению заболевания, печеночной недостаточности, а значит к реальной угрозе для жизни.

Схема наиболее эффективного и безопасного лечения зависит от целого ряда факторов, причем не только факторов вируса, но и хозяина – самого человека. Подбор схем лечения требует соответствующего обследования и назначения врачом с последующим контролем процесса лечения, его эффективности и безопасности.

В ряде случаев сопутствующие заболевания могут быть ограничением для назначения препаратов прямого противовирусного действия.

Итак, в настоящее время у врача есть большой выбор препаратов с высокой эффективностью лечения, большими или меньшими нежелательными явлениями. У нас появилась уникальная возможность назначить пациенту индивидуальную схему лечения, которая даст максимально возможный эффект (до 99%) с минимальными нежелательными явлениями.

Не решайте самостоятельно вопрос с подбором схемы лечения по информации в научных журналах и случайных источниках в интернете.

Для лечения применяйте только разрешенные и лицензированные препараты.

Лечение требует обязательного контроля врача.

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Читать еще:  Как лечить тромбоз эффективные препараты

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

До 22 млн рублей: кабмин выделит средства на закупку не зарегистрированных в РФ лекарств

Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал поручение Минпромторгу, Минздраву, МВД и Минфину. Ведомства должны подготовить проект постановления о выделении до 22 млн рублей на закупку иностранных препаратов, необходимых для лечения детей с тяжёлыми хроническими заболеваниями.

Согласно документу, средства будут направлены на возмещение затрат ФГУП «Московский эндокринный завод» на «закупку, ввоз и доставку не зарегистрированных в Российской Федерации психотропных лекарственных препаратов для обеспечения детей в объёме не менее 8475 упаковок, а также об осуществлении ввоза и распределения указанных лекарственных препаратов».

«Не зарегистрированные в Российской Федерации лекарственные формы диазепама, мидазолама, фенобарбитала и препарат клобазам применяются для лечения детей, страдающих заболеваниями с болевым и судорожным синдромами, в частности эпилепсией», — отмечается на сайте правительства.

В России такие препараты в форме свечей, сиропов, специальных растворов пока не выпускаются.

Распоряжение о выделении средств на закупку лекарств из резервного фонда Медведев подписал в сентябре. Он отметил, что некоторые формы необходимых препаратов в настоящее время производятся только за рубежом, так как производители не регистрируют их в России. Премьер пояснил, что до того, как удастся наладить собственное производство, необходимые препараты будут оперативно закупать и ввозить на системной легальной основе.

Позже в ходе большой пресс-конференции президент Владимир Путин заявил, что нужно регистрировать необходимые для лечения редких заболеваний лекарства, так как нельзя лишать людей возможности их использовать. Также в конце декабря 2019 года Путин подписал федеральный закон, который разрешает ввоз в страну незарегистрированных медикаментов, содержащих наркотические или психотропные вещества, для оказания помощи определённым категориям пациентов.

Закон вступает в силу 1 марта 2020 года и, как говорится в пояснении, устанавливает возможность ввоза в Россию конкретной партии незарегистрированных лекарственных препаратов для оказания медицинской помощи по жизненным показаниям конкретного пациента или группы пациентов при наличии решения врачебной комиссии. Основанием для закупки данной категории препаратов станет решение врачебной комиссии медицинского учреждения о том, что зарегистрированные в России лекарства неэффективны при лечении конкретного пациента.

Перечень заболеваний, на которые распространяется действие новой нормы, а также список препаратов будет определяться уполномоченным органом исполнительной власти.

Напомним, проблема незарегистрированных лекарств вновь привлекла внимание общественности в 2019 году. RT рассказывал истории нескольких матерей, ставших фигурантами уголовных дел из-за того, что заказали для своих больных детей не зарегистрированные в России сильнодействующие препараты.

В июле Елену Боголюбову задержали при получении на почте посылки с 400 таблетками «Фризиума», необходимого её сыну, страдающему болезнью Баттена. Ребёнок не может ходить, говорить, его постоянно мучают сильнейшие судороги. По словам Боголюбовой, российские противосудорожные аналоги «Фризиума» не так эффективны и дают сильные побочные эффекты. После того как история получила широкий общественный резонанс, дело против женщины было закрыто.

Ещё раньше, в 2018 году, RT сообщал о матери больного ребёнка Екатерине Конновой, в отношении которой также было заведено дело о сбыте наркотиков, так как она собиралась продать остатки не зарегистрированного в РФ препарата, эффективного при эпилепсии. Позже дело против неё также было закрыто.

Глава детского хосписа «Дом с маяком» Лидия Мониава поблагодарила правительство за то, что проблему увидели и пытаются её решить. В то же время она отметила, что лекарства, которые будут закупаться на выделяемые деньги, дойдут до больных детей в лучшем случае в конце февраля — начале марта, однако эти препараты нужны были ещё в сентябре.

«Я очень благодарна правительству, что они увидели проблему, придумали хоть какой-то механизм, что выделили деньги и т.п. Но заставлять детей по пять месяцев ждать жизненно важные лекарства — так не должно быть. Это гораздо лучше, чем было раньше, но всё равно этого мало».

В свою очередь, в разговоре с RT Екатерина Коннова рассказала, что к настоящему времени по-прежнему не получила необходимые препараты для сына.

«Готова говорить только плохое, потому что нагорело. По телевизору показать показали, но нам ничего так и не дали. Слава богу, что кому-то «Фризиум» достался, но не всем. Лида Мониава поднимала этот вопрос, и мамы писали о том, что им не выдали, хотя они и консилиумы прошли. «Диазепам» в микроклизмах привезли ещё в ноябре, но на сегодняшний день мне никто не звонил и ничего не предоставил, поэтому лекарства для Арсения у меня по-прежнему нет, хотя я также прошла все консилиумы. То есть клизмы закупили и ввезли на территорию РФ, показали по телевизору, но ни одна из мам «Диазепама» так и не видела», — пояснила она.

Коннова добавила, что матери тяжелобольных детей надеются на подписанный президентом закон, разрешающий ввоз в Россию незарегистрированных медикаментов.

«Есть надежда, что в этом году что-то изменится, потому что всё-таки Путин подписал закон. Мы надеемся, что Кремль сможет решить этот вопрос», — добавила она.

С правом на надежду

Решение об их назначении будут принимать консилиумы (в федеральной специализированной медицинской организации, учреждении РАМН или региональном медучреждении, где оказывается помощь пациенту) по жизненным показаниям и при отсутствии альтернативного метода лечения. Как уточнили «РГ» в секретариате вице-премьера Татьяны Голиковой, препараты будут распределяться в регионы на склады, а оттуда — в поликлиники, где будут выдаваться пациентам бесплатно.

В проекте приказа минздрава отмечается, что рецепты на такие препараты для людей, нуждающихся в длительном лечении, будут действительны до 180 дней.

Читать еще:  Гепатит лечение препараты отзывы

Как пояснили «РГ» в ведомстве, распоряжением правительства выделяется из резервного фонда 26,1 миллиона рублей минпромторгу для подведомственного ему Московского эндокринного завода на закупку, ввоз и доставку незарегистрированных в России психотропных препаратов. Минздрав определил ориентировочную потребность в отношении 10 ассортиментных позиций из списка III, Дмитрий Медведев отметил ранее, что речь идет о таких препаратах, как диазепам, фенобарбитал, мидазолам в десяти лекарственных формах, в том числе клобазам. В секретариате вице-премьера Татьяны Голиковой ранее сообщали, что потребность в этих препаратах — не менее десяти тысяч упаковок. Первая закупка будет проведена из расчета на год (за это время планируется начать производство части препаратов на Московском эндокринном заводе), ориентировочный срок поставки дистрибьютером — третья декада октября, уточнили в минздраве.

«С врачами проводится серьезная разъяснительная работа. Детские эпилептологи — специалисты федеральных медицинских центров проводят консилиумы по детям, которым требуются лекарственные препараты из списка III, чтобы подготовить необходимую документацию для получения данных препаратов», — сообщили «РГ» в ведомстве.

Проблема с такими лекарствами получила огромный резонанс после того, как Екатерина Коннова, мать тяжелобольного Арсения, после покупки незарегистрированного препарата и вынужденной продажи части препарата другой маме (Арсению не подошла дозировка), задержали и против нее возбудили уголовное дело.

Арсений перенес шестичасовое кислородное голодание из-за врачебной ошибки, у него было три клинические смерти. У мальчика повреждена большая часть мозга, он лежит, не видит, не слышит, не может сам есть, и у него регулярно, даже по несколько раз в день, случаются приступы эпилепсии. Можно уменьшить их количество, если подобрать подходящие лекарства. «В России производится диазепам, но в таблетках и ампулах. Проглотить таблетку мой ребенок не может. Да и любой малыш не сможет во время приступа», — объясняет Екатерина Коннова. На протяжении шести лет она ставила уколы по три-пять раз в день. «На ребенке живого места не осталось, — продолжает Екатерина. — И очень мучительно ставить ребенку, страдающему от боли, укол, который эту боль усиливает». Вот она и решила приобрести этот препарат за рубежом, там он выпускается в виде клизм, одной может хватить на один день.

«Нелегально покупать такие препараты за рубежом вынуждены многие мамы. И практически никто из них не знал, что эти лекарства — психотропные и их приобретение может караться лишением свободы от 4 до 8 лет», — говорит Екатерина.

«Сейчас такие клизмы стоят на «черном рынке» в России полторы тысячи рублей за штуку, но купить их уже практически невозможно из-за уголовных преследований», — рассказывает «РГ» директор фонда «Дом с маяком» Лидия Мониава. При этом отпускная цена этих лекарств за границей почти в десять раз меньше.

Почему эти лекарства не зарегистрированы в России? Эпилепсией болеет каждый сотый человек, от большинства форм эпилепсии помогают те препараты, которые производятся в России. Но есть особо сложные и редкие формы эпилепсии, к которым не удается подобрать лечение этими лекарствами. Цена этих импортных препаратов невелика — в среднем пять-семь евро за упаковку, а для регистрации препарата в стране нужно несколько лет и много денег. «Таким образом, производителю просто экономически не выгодно регистрировать тут препараты, а лекарство может быть зарегистрировано, только если производитель это инициирует», — продолжает Мониава. Она считает, было бы правильно ввести ускоренную и упрощенную регистрацию лекарств, в которых нуждаются жители России, особенно если препараты уже успешно работаютв Европе или США.

По данным фонда «Дом с маяком», в России не меньше 2200 семей, дети в которых нуждаются в этих лекарствах. «Это только семьи, которые регистрируются на специальных форумах и прислали нам данные. На самом деле их может быть гораздо больше», — сказала Лидия Мониава.

Ранее уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова сообщила, что ее аппарату неоднократно приходилось выступать в защиту матерей, которые заказывали за рубежом незарегистрированные в России лекарства, чтобы помочь своим тяжелобольным детям. Против женщин возбуждались дела по уголовным статьям, которые прекращались только после вмешательства со стороны омбудсмена.

Поправками в закон «Об обращении лекарственных средств», которые, как ожидается, будут приняты в осеннюю сессию Госдумы, предусмотрено, что наркотические и психотропные препараты будут ввозиться по установленной правительством квоте в объеме по числу нуждающихся в них.

С правом на надежду

Решение об их назначении будут принимать консилиумы (в федеральной специализированной медицинской организации, учреждении РАМН или региональном медучреждении, где оказывается помощь пациенту) по жизненным показаниям и при отсутствии альтернативного метода лечения. Как уточнили «РГ» в секретариате вице-премьера Татьяны Голиковой, препараты будут распределяться в регионы на склады, а оттуда — в поликлиники, где будут выдаваться пациентам бесплатно.

В проекте приказа минздрава отмечается, что рецепты на такие препараты для людей, нуждающихся в длительном лечении, будут действительны до 180 дней.

Как пояснили «РГ» в ведомстве, распоряжением правительства выделяется из резервного фонда 26,1 миллиона рублей минпромторгу для подведомственного ему Московского эндокринного завода на закупку, ввоз и доставку незарегистрированных в России психотропных препаратов. Минздрав определил ориентировочную потребность в отношении 10 ассортиментных позиций из списка III, Дмитрий Медведев отметил ранее, что речь идет о таких препаратах, как диазепам, фенобарбитал, мидазолам в десяти лекарственных формах, в том числе клобазам. В секретариате вице-премьера Татьяны Голиковой ранее сообщали, что потребность в этих препаратах — не менее десяти тысяч упаковок. Первая закупка будет проведена из расчета на год (за это время планируется начать производство части препаратов на Московском эндокринном заводе), ориентировочный срок поставки дистрибьютером — третья декада октября, уточнили в минздраве.

«С врачами проводится серьезная разъяснительная работа. Детские эпилептологи — специалисты федеральных медицинских центров проводят консилиумы по детям, которым требуются лекарственные препараты из списка III, чтобы подготовить необходимую документацию для получения данных препаратов», — сообщили «РГ» в ведомстве.

Проблема с такими лекарствами получила огромный резонанс после того, как Екатерина Коннова, мать тяжелобольного Арсения, после покупки незарегистрированного препарата и вынужденной продажи части препарата другой маме (Арсению не подошла дозировка), задержали и против нее возбудили уголовное дело.

Арсений перенес шестичасовое кислородное голодание из-за врачебной ошибки, у него было три клинические смерти. У мальчика повреждена большая часть мозга, он лежит, не видит, не слышит, не может сам есть, и у него регулярно, даже по несколько раз в день, случаются приступы эпилепсии. Можно уменьшить их количество, если подобрать подходящие лекарства. «В России производится диазепам, но в таблетках и ампулах. Проглотить таблетку мой ребенок не может. Да и любой малыш не сможет во время приступа», — объясняет Екатерина Коннова. На протяжении шести лет она ставила уколы по три-пять раз в день. «На ребенке живого места не осталось, — продолжает Екатерина. — И очень мучительно ставить ребенку, страдающему от боли, укол, который эту боль усиливает». Вот она и решила приобрести этот препарат за рубежом, там он выпускается в виде клизм, одной может хватить на один день.

«Нелегально покупать такие препараты за рубежом вынуждены многие мамы. И практически никто из них не знал, что эти лекарства — психотропные и их приобретение может караться лишением свободы от 4 до 8 лет», — говорит Екатерина.

«Сейчас такие клизмы стоят на «черном рынке» в России полторы тысячи рублей за штуку, но купить их уже практически невозможно из-за уголовных преследований», — рассказывает «РГ» директор фонда «Дом с маяком» Лидия Мониава. При этом отпускная цена этих лекарств за границей почти в десять раз меньше.

Почему эти лекарства не зарегистрированы в России? Эпилепсией болеет каждый сотый человек, от большинства форм эпилепсии помогают те препараты, которые производятся в России. Но есть особо сложные и редкие формы эпилепсии, к которым не удается подобрать лечение этими лекарствами. Цена этих импортных препаратов невелика — в среднем пять-семь евро за упаковку, а для регистрации препарата в стране нужно несколько лет и много денег. «Таким образом, производителю просто экономически не выгодно регистрировать тут препараты, а лекарство может быть зарегистрировано, только если производитель это инициирует», — продолжает Мониава. Она считает, было бы правильно ввести ускоренную и упрощенную регистрацию лекарств, в которых нуждаются жители России, особенно если препараты уже успешно работаютв Европе или США.

По данным фонда «Дом с маяком», в России не меньше 2200 семей, дети в которых нуждаются в этих лекарствах. «Это только семьи, которые регистрируются на специальных форумах и прислали нам данные. На самом деле их может быть гораздо больше», — сказала Лидия Мониава.

Ранее уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова сообщила, что ее аппарату неоднократно приходилось выступать в защиту матерей, которые заказывали за рубежом незарегистрированные в России лекарства, чтобы помочь своим тяжелобольным детям. Против женщин возбуждались дела по уголовным статьям, которые прекращались только после вмешательства со стороны омбудсмена.

Читать еще:  Бестим как принимать препарат аналоги отзывы

Поправками в закон «Об обращении лекарственных средств», которые, как ожидается, будут приняты в осеннюю сессию Госдумы, предусмотрено, что наркотические и психотропные препараты будут ввозиться по установленной правительством квоте в объеме по числу нуждающихся в них.

В россии зарегистрированы и начали широко применяться новые препараты

Сейчас 109 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Гепатит С — излечимое заболевание! Главное — вовремя начать лечение.

Гепатит С — излечимое заболевание! Главное — вовремя начать лечение.

Впервые, вирус гепатита С был выделен сравнительно недавно, в 1989 году, тем не менее, за прошедшие годы достигнут значительный прогресс в лечении вирусного гепатита С, и на сегодняшний день вирусный гепатит С признан всеми профессиональными ассоциациями гепатологов излечимым заболеванием.

Заболевание хроническим гепатитом обусловлено в большинстве случаев носителями инфекции, которых во всем мире насчитывается около 200 миллионов человек и более. На сегодняшний день эта проблема становится в один ряд с заболеванием СПИДом.

Меры предосторожности

Всегда легче предотвратить болезнь, нежели лечить. Поэтому важно знать, как можно защититься от вируса. Инфекция гепатита С попадает в организм через кровь (повторное использование игл, не стерильность, неаккуратное хирургическое вмешательство и другие). Этот вирус, в отличие от других форм гепатита, не поддается вакцинации.

Поэтому будьте осторожны и внимательны, избегайте контакта и передачи вируса от инфицированного человека:

— выбирайте только защищенный половой акт;

— не пользуйтесь чужими бритвами, зубными щетками и другими предметами личной гигиены, на которых возможно попадание крови;

— медицинским работникам соблюдать безопасность в работе с колющими и режущими предметами;

— при посещении стоматологии и медицинских учреждений проследите за опасными манипуляциями;

— если делаете татуировку или пирсинг, следите за чистотой рук и инструментов мастера. Он должен работать в одноразовых перчатках.

А главное, обладание информацией, ведь кто информирован – тот защищен.

Развитие болезни и основные симптомы

Гепатит часто совершенно бессимптомно развивается несколько лет. Печальным фактом является то, что признаки болезни начинают появляться в момент, когда цирроз печени уже невозможно остановить. Многие болезни (бородавки, грибковые заболевания) причиняют человеку намного больше неудобств на ранней стадии, но в случае с хроническим гепатитом С счастливого конца может не быть. Более 90% пациентов даже в острый период заболевания не чувствуют изменений в организме, у остальных болезнь может сопровождаться легкой формой желтухи (незначительное потемнение мочи, кожи и белков глаз).

Поражая помимо печени другие органы, болезнь проявляется в виде боли в суставах, слабости. В отдельных случаях появляются высыпания на коже, повышение температуры, а при заборе крови на анализ может привести к ошибочной диагностике. Вместо того, чтобы лечится, пациент теряет время, консультируясь, например, у дерматолога, пока болезнь активно прогрессирует. Сильный человеческий организм может справиться со многими недугами, но на практике победить гепатит С без вмешательства специалиста не удавалось.

Специализированный подход

Современный подход (проведение анализа крови на наличие вируса и антител к нему) к лечению гепатита С в клинике помогает проводить диагностику, а затем лечение страшного заболевания. Пациентам, переболевшим желтухой, детям от инфицированной матери, рекомендуется в срочном порядке пройти проверку по данному методу.

Специалисты, зная о существующей проблеме, часто проводят диагностику попутно основной болезни, для которой требуется забор крови на анализ.

Лечением на ранней стадии с применением специальной аппаратуры и новейших методик можно добиться снижения прогрессирования болезни и полного выздоровления. Курс лечения зависит от индивидуального течения болезни, переносимости лекарств и многих других нюансов, важно полное доверие врачу и четкое выполнение предписаний. Препарат интерферон-альфа и сопутствующие ему средства против вируса в необходимом количестве приводят к желаемому положительному результату. Но не лекарства и анализы являются основным моментом, самое главное своевременное выявление болезни. В этом случае, по статистике, шансы на полное выздоровление приблизятся к 100%.

Лечение гепатита С следует начинать как можно раньше, пока развитие болезни не приобрело угрожающий для жизни характер — не переродилось в цирроз печени или гепатоцеллюлярную карциному.

Целью лечения хронического гепатита С является удаление вируса из организма, а критерием эффективности лечения считается отсутствие вируса в крови, подтвержденное отрицательным результатом при выявлении HCV-РНК ультрачувствительным методом ПЦР (полимеразной цепной реакции) в течение последующих 5 лет после завершения курса лечения.

Наличие стойкого вирусологического ответа можно рассматривать как излечение. Такой результат достигается в среднем в 50 % случаев. Он сопровождается улучшением гистологической картины (снижением степени фиброза) и качества жизни. Снижается риск развития первичного рака печени и увеличивается продолжительность жизни.

Обследование для назначения лечения гепатита С

Современное представление о полном обследовании вирусного гепатита С (генотип и вирусная нагрузка) включает в себя:

Анализы на вирус гепатита В для того, чтобы сделать прививку, если позволят результаты анализов;

Полное обследование печени: биохимические анализы, отражающие структурное и функциональное состояние печеночных клеток, УЗИ брюшной полости с допплерографией, оценка степени фиброза (Эластометрия, ФиброМакс, фибротест);

Анализы для исключения противопоказаний для назначения терапии: клинический анализ крови, гормоны и УЗИ щитовидной железы, аутоиммунные антитела;

Для пациентов старше 40 лет назначается обследование сердца, сосудов и дыхательной системы.

Не стоит напоминать, что для обследования и лечения гепатитов В и С необходимо обращаться к профессионалам. Выбор тактики лечения специалистом будет основываться на данных обследования, учитывать соответствующие рекомендациям профессиональных ассоциаций гепатологов.

Безинтерфероновая терапия гепатита С — лечение препаратами нового поколения!

В России зарегистрированы и начали широко применяться новые препараты прямого противовирусного действия: Викейра Пак (Abbvie), Даклинза и Сунвепра (Bristol-Myeres Squibb) и Симепревир (Janssen).

В процессе регистрации находится ряд других препаратов, в том числе Софосбувир (Gilead), которые уже применяются за рубежом.

Появление новых препаратов прямого противовирусного действия – это возможность полной победы над гепатитом С. В клинических испытаниях эффективность лечения этими препаратами составляет от 80 до 99%, а нежелательные явления – минимальные. Подробнее.

Комбинированная противовирусная терапия интерфероном и рибавирином – стандарт лечения гепатита С

Пегилированный интерферон и рибавирин по эффективности лечения превосходит стандартный интерферон короткого действия в среднем на 10-15 процентов.

Пегилированные интерфероны (пегасис и пегинтрон) отличаются по размеру молекулы полиэтиленгликоля и структуре интерферона. Пегасис – интерферон альфа-2а, пегинтрон – альфа-2в. Существенных различий в эффективности этих препаратов не выявлено.

Более тяжелые молекулы пегасиса (40 кДа) не зависят от массы тела пациента, так как распределяются только в сосудистую камеру, поэтому назначаются в фиксированной дозе 180 мг. Дозу пегинтрона подбирают с учетом массы тела, так как он, как и стандартный интерферон, широко распределяется в жидкости организма. Оптимальная доза – 1,5 мкг/кг в неделю.

На результаты лечения гепатита С влияют различные факторы. Наиболее важное значение имеют особенности вирусной инфекции, прежде всего генотип вируса и уровень HCV-РНК в крови. Частота стойкого вирусологического ответа ниже всего у больных с генотипом 1 и значительно выше с генотипами 2 и 3. Высокая вирусная нагрузка снижает частоту стойкого вирусологического ответа.

Прогностическим фактором получения результата лечения гепатита С является чувствительность штамма HCV к интерферону, которая проявляется в скорости снижения концентрации HCV в крови. Если через 4 недели от начала лечения ПЦР показывает отрицательный результат, или концентрация вируса снизилась значительно (на 2 логарифма), то вероятность устойчивого вирусологического ответа (выздоровления) очень высокая.

Индивидуальные особенности пациента также оказывают влияние на результат лечения (вирусологический ответ): пол, возраст, масса тела и инсулинрезистентность, степень выраженности фиброза, интерлейкин 28В, обмен железа (перегрузка железом) и др.

С учетом этих факторов проводить лечение гепатита С целесообразно в молодом возрасте, так как с возрастом прогнозы ухудшаются.

В случае наличия у пациента проблемы лишнего веса, перед началом лечения необходимо похудеть и решить вопрос с эндокринологом по поводу резистентности (устойчивости) к инсулину. Эти меры способствует значительному увеличению эффективности лечения гепатита С у пациентов с лишним весом.

Необходимо отметить, что назначение противовирусного лечения гепатита С распространяется на всех пациентов независимо от уровня АЛТ, в том числе и при устойчиво нормальным уровнем АЛТ.

Схему противовирусного лечения гепатита С выбирают учитывая генотип вируса. Длительность лечения составляет 24 недели и дозу рибавирина 800 мг в сутки при генотипе 2 и 3, 48 недель и дозу рибавирина 1000-1200 мг в сутки при генотипе 1. В среднем частота вирусологического ответа при генотипе 1 составляет 52 %, при генотипе 2 и 3 – 79-84 %

Особенно сложным является определение тактики лечения у больных, не ответивших на терапию. Рассматриваются различные варианты – увеличение длительности терапии на 6 месяцев, повторные курсы терапии. В последнее время появились новые препараты в качестве третьего компонента в комплексном лечении (тройная терапия),что значительно увеличивает (до 70-90 процентов) вероятность получения устойчивого вирусологического ответа у неответчиков на стандартный курс лечения.

В связи с серьезными побочными действиями противовирусных препаратов, лечение вирусного гепатит С должно проводится специалистом, имеющим опыт ведения таких больных.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector