11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Антибиотики токсичные препараты

Блоги

Как воспитать слабослышащего ребёнка? Принять его особенности и помочь стать лучше с помощью развивающих игр, песен и современных педагагогических рекомендаций.

Осторожно! Ототоксичные препараты.

Ототоксичные препараты — медикаменты, отрицательно влияющие на слух и работу вестибулярного аппарата. Слово «ототоксичность» составлено из греч. otos, что означает «ухо», и греч. toxikon, что означает «яд».

Ототоксичный эффект лекарственных средств заключается в разрушительном действии препаратов на чувствительные клетки (нейроны) внутреннего уха и слуховой нерв. На опасность препарата для слуха указывают симптомы нейросенсорной тугоухости, возникающие при применении средств. К ним относятся постоянный шум в ушах, снижение слуха, нарушение работы вестибулярного аппарата. Появление признаков тугоухости не всегда совпадает по времени с лечением. Опасна «отсроченность симптомов» — явление, при котором первые симптомы нейросенсорной тугоухости появляются через отдаленное время после курса лечения. Чаще всего ухудшение слуха сочетается с нарушениями работы вестибулярного аппарата и проявляется следующими симптомами: ухудшением слуха на оба уха; исчезновением способности слышать звуки высокой частоты, неразборчивостью детской и женской речи; появлением звона, шума в ушах; нистагмом — непроизвольным движением глаз; головокружениями при смене позы, ходьбе; неустойчивостью походки; невозможностью сфокусировать взгляд.

Ототоксичные лекарственные средства

Нестероидные противовоспалительные препараты:

Диклофенак натрия, индометацин, ибупрофен — нарушают циркуляцию крови в капиллярах внутреннего уха, приводят к временному снижению слуха. После отмены лекарства слух обычно восстанавливается.

Антидепрессанты и транквилизаторы, обладающие ототоксичными свойствами, — амитриптилин, ксанакс, транксен, либриум, флуразепам, прозепам, мидазолам, дорал, темазепам, оксазепам, триазолам, бупропион, карбамазепин, доксепин, норпрамин, тофранил, молидон, фенелзин, вивацтил, тразодон.

Гликопептиды — ванкомицин, тейкомицин вызывает снижение слуха при внутривенном введении, ухудшают восприятие звуков высокой частоты.

Ристомицин — антибиотик из группы полипептидных, действует на слуховой нерв, вызывает необратимые изменения слуха.

Миноциклин — антибиотик из группы тетрациклинов вызывает нарушение работы вестибулярного аппарата.

Эритромицин — антибиотик, считающийся наименее токсичными. Ототоксические свойства проявляет при внутривенных введениях в больших дозах.

Полимиксины — препараты из этой группы применяются местно в виде капель в уши при отсутствии перфорации барабанной перепонки. Способны вызвать полную глухоту.

Аминогликозиды — антибиотики широкого спектра. Большинство из них относится к природным и получены на основе микроскопических грибков Micromonospore, Streptomyces. Новейшие препараты создают с помощью химической модификации природных соединений. Ототоксичные аминогликозиды — стрептомицин, канамицин, мономицин, неомицин, гентамицин, сизомицин, амикацин, тобрамицин, нетилмицин. По данным медицинской статистики, ухудшение слуха чаще вызывает прием гентамицина и амикацина, а вестибулярные нарушения — тобрамицина и гентамицина.

Опасность появления симптомов тугоухости увеличивается: при одновременном приеме нескольких ототоксичных лекарств; курсе лечения, продолжающегося более 2 недель; одновременном приеме с диуретиками.

Аминогликозиды способны проникать через плаценту, скапливаясь в тканях плода, повышая риск рождения ребенка с полной глухотой. Препараты данной группы могут попадать в кровь через кожу, особенную опасность представляют для новорожденных. При местном использовании в виде мазей, кремов аминогликозиды проявляют и ототоксический эффект, и нефротоксический — разрушают почки.

Аминогликозиды могут содержаться и в различных лекарственных препаратах. Например, капли и спрей Полидекса имеют в своем составе неомицин. Также коревая вакцина содержит в себе аминогликозид (гентамицин или канамицин).

Контрацептивы — овидон, нон-овлон ухудшают состав крови во внутреннем ухе, вызывая повышенное тромбообразование.

Аспирин — ототоксический эффект наблюдается при приеме в сутки 6−8 таблеток аспирина или содержащих его препаратов.

Препараты химиотерапии для лечения рака — винкристин, циспластин.

Противотуберкулезные средства — препарат флоримицин вызывает снижение слуха, действуя на слуховой нерв.

Противомикробные средства — из этой группы препаратов чаще других вызывает ототоксический эффект фурадонин. Средство обладает нейротоксическим эффектом, противопоказано при нейросенсорной тугоухости.

Сердечные средства — целипролол, тамбокор, лопрессор, лидокаин, пронестил, пропанолол, хинидин.

А также препараты — винбластин, метотрексат, мизопростол, атабрин, преднизолон.

Ототоксичность ряда диуретиков объясняется нарушением баланса натрия и калия в жидкости, заполняющей улитку внутреннего уха. Распространенные ототоксичные диуретики: фуросемид — препарат часто назначается, обладает высокой ототоксичностью; этакриновая кислота — высокая степень ототоксичности; буметанид — реже других из этой группы проявляет ототоксичность. Наблюдаются случаи тугоухости при терапии бетадином, теноретиком, лазиксом.

Тугоухость, вызванная приемом ототоксичных лекарств, к сожалению, часто необратима. Отмечаются случаи снижения слуха даже при однократном применении ототоксичного средства, например, при назначении антибиотиков тобрамицина, гентамицина. Высокая ототоксичность наблюдается при лечении антибиотиками аминогликозидами в сочетании с диуретиками фуросемидом или этакриновой кислотой. Лучшее на сегодня противораковое средство цисплатин в комбинации с гентамицином приводит к глухоте. При местном применении представляет опасность закапывание капель и использование мазей, содержащих: новокаин; левомицетин, тетрациклин, эритромицин, полимиксин В; антисептики — фурацилин, хлоргексидин, бензалкония хлорид.

Отдельные лица более предрасположены к поражению внутреннего уха и слухового нерва ототоксичными веществами. Высокий риск тугоухости и глухоты наблюдается у пожилых, а также у тех, кто уже страдает нейросенсорной тугоухостью. Под контролем ЛОР-врача следует принимать ототоксичные препараты лицам, имеющим нарушения слуха, употребляющим алкоголь, курящим. Недопустимо лечение препаратами во время беременности и кормления ребенка. Больным, страдающим болезнями почек, диабетом, опасно бесконтрольно принимать ототоксичные препараты из-за особенностей собственного метаболизма и выработки токсинов в организме. В группе риска лица, чья профессиональная деятельность связана с необходимостью контакта с химическими веществами — серой, мышьяком, ртутью и их соединениями, свинцом, толуолом, бензолом, фосфором, анилином, дигидроксилолом. В группе риска находятся дети. Ряд ототоксичных препаратов действует на детей значительно сильнее, чем на взрослых. К таким препаратам относится гентамицин, известны случаи значительного снижения слуха из-за однократного применения гентамицина у ребенка. При перфорации барабанной перепонки не следует местно применять ототоксичные препараты. Лечение подобными препаратами лиц, входящих в группу риска, должно проходить под аудиометрическом контролем слуха.

Антибиотики токсичные препараты

Ототоксичность подразумевает нарушение функции внутреннего уха, особенно улитки, полукружных каналов и/или слуховых-вестибулярных нервов в связи с внешним воздействием или токсином. Чаще всего под ототоксичным влиянием подразумевают действие фармакологических препаратов, но также его причиной может стать злоупотребление медицинскими или уличными наркотиками. Лучевое повреждение внутреннего уха тоже можно назвать ототоксичностью. Наконец, некоторые химические вещества, с которыми представители определенных профессий сталкиваются на рабочем месте, тоже могут нарушать функцию внутреннего уха. Любое вещество, которое может вызывать временное или постоянное нарушение функции внутреннего уха, считается ототоксичным.

а) Эпидемиология нарушения слуха от лекарств. Частота возникновения ототоксического эффекта зависит от конкретного препарата и от используемой дозы. Вероятность развития ототоксического эффекта для каждого конкретного препарата приведена ниже.

1. Кохлеотоксичность. Под кохлеотоксичностью понимают повреждение органа слуха (улитки, слуховых нервов). К ее проявлениям относят снижение слуха и тиннитус. Снижение слуха обычно симметричное и двустороннее (кроме случаев, когда воздействие пришлось на одно ухо, например, при направленной лучевой терапии). Обычно сначала слух снижается на высокие частоты, а затем постепенно распространяется на более низкие.

2. Вестибулотоксичность. Под вестибулотоксичностью понимают повреждение органа равновесия (полукружных каналов, сферического и эллиптического мешочков, вестибулярных нервов). Симптомы могут варьировать от легкой неустойчивости до тяжелого головокружения и вертиго, которые сопровождаются тошнотой и рвотой. Тяжелый ототоксический эффект может проявляться атаксией, осциллопсией, наклоном головы.

в) Анатомия. Улитка представляет собой тонопотически организованный орган, делающий 2,5 завитка вокруг своей оси. Звуки высокой частоты воспринимаются на основном (базальном, наружном) завитке улитки, а звуки низкой частоты — на апикальном (внутреннем) завитке. Окончания нервов, которые называются волосковыми клетками, организованы в три ряда наружных волосковых клеток и один ряд внутренних волосковых клеток. Наружные волосковые клетки усиливают входящий звуковой сигнал, а внутренние волосковые преобразуют его в электрохимический импульс. Затем сигнал передается по клеткам спирального ганглия, расположенным в центре улитки, и, в конце концов, попадает в головной мозг.

Орган равновесия представлен полукружными каналами, сферическим и эллиптическим мешочками. Эпителий преддверия представлен двумя типами волосковых клеток, которые называют клетками I и II типов. Повышение или уменьшение импульсной активности от каждого внутреннего уха и обеспечивает формирование в головном мозге представления о положении тела в пространстве, ускорении и угловом вращении.

г) Причины ототоксичности лекарств. На настоящий момент известно около 130 ототоксичных препаратов. Тем не менее, многие сообщения о развитии ототоксического эффекта на фоне приема того или иного препарата носят случайный характер, во многих случаях до начала лечения больным не выполнялась аудиометрия. Некоторые препараты с доказанным ототоксичным эффектом на настоящий момент отсутствуют на рынке, например, дигидроксистрептомицин и хлорметин. Помимо лекарственных препаратов, ототоксичным эффектом обладает целый ряд химических веществ. Также причиной ототоксичности может стать лучевая терапия. Ниже приводится описание химических веществ, которые определенно (или весьма вероятно) обладают ототоксичным эффектом.

1. Химиопрепараты. Аналоги платины: цисплатин, карбоплатин. Оба этих препарата обладают ототоксичным эффектом, особенно выражена кохлеотоксичность. Ототоксичный эффект цисплатина задокументирован достаточно хорошо, при использовании аудиометрии с ультравысокими частотами частота развития ототоксического эффекта достигает 100%. И хотя карбоплатин менее токсичен, чем цисплатин, его применение тоже сопровождается риском повреждения слуха, особенно при приеме в высоких дозах. Оба препарата являются радиосенсибилизаторами. Если их прием сочетается с проведением лучевой терапии, то выраженность ото-токсического эффекта резко возрастает.
Препараты платины могут вызывать раннюю потерю слуха, но также возможно развитие прогрессирующей ототоксичности, когда слух снижается на протяжении нескольких месяцев с начала приема.

2. Антибиотики. Аминогликозиды: гентамицин, стрептомицин, тобрамицин, амикацин, неомицин, канамицин. Прием аминогликозидов может сопровождаться снижением слуха в 2-45% у взрослых и 0-2% у детей. Амикацин, канамицин и неомицин обладают более выраженным кохлеотоксическим эффектом, а гентамицин и стрептомицин — вестибулотоксическим. Тобрамицин в целом менее токсичен, чем названные выше препараты, но его прием также может сопровождаться нарушениями функций и вестибулярного, и слухового анализаторов.

При длительном приеме и возрастании кумулятивной дозы препарата риск развития ототоксичности возрастает, также он увеличен при однократном введении больших доз препарата. Совместное применение диуретиков повышает риск развития ототоксического эффекта. У некоторых пациентов имеется генетическая предрасположенность к тому, что прием аминогликозидов будет сопровождаться ототоксическим эффектом. Согласно последним данным, ответственна за это мутация в митохондриальной рибосомальной РНК. У таких пациентов даже однократный прием аминогликозидов может обернуться снижением слуха.

Традиционно аминогликозиды использовались в качестве местных антибактериальных капель при лечении ушных инфекций, например, Cortisporin Otic (неомицин) и офтальмологические капли тобрамицина. Ни один из этих препаратов не одобрен Управлением по контролю за продуктами и лекарствами для применения при наличии перфорации барабанной перепонки или вентиляционной трубки. И хотя не существует достоверных исследований, в которых было бы доказано ототоксичное влияние местных капель аминогликозидов у человека, использовать их нужно с крайней осторожностью (или не использовать вообще). Желательно назначить лекарственный препарат другой фармакологической группы.

В последние годы ототоксический эффект аминогликозидов отиатры смогли обернуть в свою пользу. Гентамицин достаточно часто применяется в лечении болезни Меньера. Антибиотик инъекционно вводится в среднее ухо. Далее он попадает во внутреннее ухо и вызывает контролируемый вестибулотоксический эффект. Данный метод лечения эффективен у 90% больных с болезнью Менера, у которых проводившееся ранее консервативное лечение оказалось неэффективно.

Ванкомицин. Имеется несколько сообщений о том, что прием ванкомицина может сопровождаться появлением тиннитуса, существуют отдельные публикации о том, что одним из его побочных эффектов также является снижение слуха. На настоящий момент не существует убедительных доказательств того, что при использовании в качестве монотерапии ванкомицин обладает ототоксичным эффектом. Тем не менее, есть данные, говорящие о том, что совместный прием ванкомицина с аминогликозидами повышает риск возникновения ототоксичности.

Макролиды: эритромицин, кларитромицин, азитромицин. Сообщений об ототоксическом эффекте макролидов достаточно мало. В большинстве случаев эффект обратим, хотя и имеется несколько публикаций о случаях необратимого снижения слуха. На настоящий момент не завершено ни одного систематического обзора, в котором бы исследовался ототоксический эффект макролидов.

3. Петлевые диуретики: фуросемид, буметанид, этакриновая кислота. Около 7% пациентов, принмающих петлевые диуретики, отмечают снижение слуха и появление тиннитуса. Обычно симптомы обратимы, у взрослых больных без сопутствующих заболеваний они проходят достаточно быстро. Имеются сообщения о необратимом снижении слуха при назначении фуросемида младенцам и людям с почечной недостаточностью. Доказано, что петлевые диуретики при назначении с другими ототоксичными препаратами (особенно аминогликозидами) обладают эффектом синергии. В таких случаях шанс на возникновение стойкой тугоухости увеличивается.

Читать еще:  Гепавал инструкция по применению показания и противопоказания

4. Производные хинина: хинин, гидроксихлорхинин, мефлохин. Производные хинина обладают и кохлео-, и вестибулотоксическим эффектами. Их прием может сопровождаться снижением слуха, тиннитусом, головокружением, тошнотой. Снижение слуха обычно обратимо, но имеются сообщения и о стойкой тугоухости.

5. Аспирин и нестероидные противовоспалительные средства. Шум в ушах — один из хорошо известных побочных эффектов аспирина. Вероятность развития ототоксического эффекта при приеме аспирина составляет около 1%, судя по всему, она выше у пожилых пациентов, а также у пациентов, находящихся в состоянии дегидратации. Тиннитус и снижение слуха обычно обратимы, состояние нормализуется через 24-72 часа после отмены препарата. У других нестероидных противовоспалительных препаратов риск ототоксического эффекта значительно ниже, тем не менее, имеются сообщения о случаях необратимого снижения слуха.

6. Наркотические анальгетики: гидрокодон с ацетаминофеном, кодеин с ацетаминофеном, пропоксифен. Каждый из этих наркотических анальгетиков обладает ототоксическим эффектом, в особенности кохлеотоксическим. Снижение слуха обычно развивается при длительном злоупотреблении. В некоторых случаях снижение слуха может быть очень тяжелым, иногда показано проведение кохлеарной имплантации.

7. Радиация. Любой пациент после облучения головного мозга или височных костей, находится в группе риска в отношении развития ототоксичности. Чаще всего поражаются пациенты с первичными и метастатическими опухолями головного мозга, а также с онкологическими заболеваниями головы и шеи. Чем выше доза облучения, тем выше риск повреждения слуха. Имеются сообщения о повышении риска развития ототоксического эффекта при совместном назначении лучевой терапии и препаратов платины. Снижение слуха может быть острым и отсроченным. Всегда есть риск того, что снижение слуха будет прогрессировать, даже спустя годы после завершения лечения.

8. Профессиональные вредности. Некоторые химические вещества, с которыми пациенты могут сталкиваться на промышленном производстве, также обладают ототоксическим эффектом. Им однозначно обладают: толуол, ксилол, стирол, дисульфид, этилбензол, трихлорэтилен, окись углерода, бензол, н-бутанол, н-гексан, растворяющие смеси. К тому же было доказано, что у тех работников, которые подвергаются воздействию интенсивного шума и при этом работают с ототоксичными химическими веществами, риск развития тугоухости возрастает еще больше.

Следовательно, риск развития кохлео- и вестибулотоксичности особенно высок у лиц тех профессий, которым приходится работать с опасными химическими веществами, находясь при этом в шумных условиях: маляры, сотрудники типографий, конструкторы, изготовители лодок и фурнитуры, лица, работающие на производстве металлов, кожи, топлива, пожарные, автозаправщики, лица, работающие со стрелковым оружием.

д) Механизм нарушения слуха от лекарств. Механизм развития ототоксичности изучен не до конца, по всей видимости, он варьирует в зависимости от препарата. При необратимой кохлеотоксичности, вероятно, происходит повреждение сосудистой полоски, которое ведет к гибели волосковых клеток. Сначала повреждаются наружные волосковые клетки базального завитка улитки, затем — апикального. Затем нарушается работа внутренних волосковых клеток (порядок тот же). Следовательно, сначала происходит нарушение восприятия высоких частот. Повреждение клеток спирального ганглия может быть как первичным, так и вторичным, вследствие повреждения волосковых клеток. При вестибулотоксичности избирательно поражаются волосковые клетки I типа, но в некоторых случаях страдают и клетки II типа.

Перманентный ототоксический эффект многих препаратов связан с повышенным образованием свободных форм кислорода и угнетением синтеза ферментов антиоксидантной системы, что, в свою очередь, вызывает гибель клеток. Препараты платины накапливаются в улитке и встраиваются в ДНК клеток, вызывая повышение синтеза свободных форм кислорода и нарушение производства ферментов-антиоксидантов (супероксиддисмутазы, каталазы, глутатионпероксидазы). Аминогликозиды образуют с атомами железа комплексы железо-аминогликозид. Эти комплексы подавляют активность ферментов митохондрий и тоже активируют свободные формы кислорода.

Комплексы железо-аминогликозид могут существовать во внутреннем ухе вплоть до шести месяцев после приема препарата, поэтому слух может снижаться в течение длительного времени после отмены препарата.

Ряд других факторов может повышать вероятность развития ототоксического эффекта. Перечень этих факторов можно ниже.

Факторы риска развития ототоксичности:
• Болезни почек, почечная недостаточность
• Дети до пяти лет, пожилые люди
• Прием ототоксичного препарата во время проведения лучевой терапии по поводу опухолей головы и шеи, лучевая терапия в анамнезе
• Одновременное назначение двух ототоксичных препаратов
• Генетическая предрасположенность
• Дефицит жидкости
• Длительный курс лечения
• Воздействие шума
• Наличие тугоухости в анамнезе
• Иммунодефицит

е) Течение нарушения слуха от лекарств. Прогрессирование тугоухости напрямую зависит от вызвавшего ее вещества. Препараты платины способны вызвать как острое снижение слуха, так и прогрессирующую тугоухость, когда слух будет постепенно ухудшаться на протяжении нескольких месяцев после отмены препарата. Аминогликозиды могут находиться во внутреннем ухе в течение шести месяцев после их назначения, поэтому нарушения слуха и равновесия также могут развиваться позднее. После лучевой терапии тугоухость может прогрессировать на протяжении десятилетий. И хотя эффект многих ототоксичных препаратов необратим, в некоторых случаях слух и равновесие могут восстанавливаться. Обратимый эффект больше характерен для петлевых диуретиков и аспирина.

Токсические эффекты антибиотиков

ЖУРНАЛ «ПРАКТИКА ПЕДИАТРА»

Опубликовано в журнале:
РАКТИКА ПЕДИАТРА, ФАРМАКОЛОГИЯ, Июнь 2006г.

С.С ПОСТНИКОВ, д.м.н, профессор кафедры клинической фармакологии РГМУ, Москва К сожалению, безвредных лекарств нет и, более того, по-видимому, и быть не может. Поэтому мы продолжаем рассказывать о побочных эффектах одной из самой назначаемой группы препаратов — антибактериальных средств.

АМИНОГЛИКОЗИДЫ (АМГ)

К аминогликозидам относят соединения, в состав которых входят 2 или более аминосахаров, соединенных гликозидной связью с ядром молекулы — аминоциклитолом.

Большинство первых АМГ — природные АБ (грибки рода Streptomices и Micromonospore). Новейшие АМГ — амикацин (производное канамицина А) и нетилмицин (полусинтетическое производное гентамицина) получены путем химической модификации природных молекул.

АМГ играют важную роль в лечении инфекций, вызванных грамотрицательными организмами. Все АМГ как старые (стрептомицин, неомицин, мономицин, канамицин), так и новые (гентамицин, тобрамицин, сизомицин, амикацин, нетилмицин) обладают широким спектром действия, бактерицидностью, близкими фармакокинетическими свойствами, сходными особенностями побочных и токсических реакций (ото- и нефротоксичность) и синергидным взаимодействием с β-лактамами (Союзфармация, 1991).

При введении через рот АМГ всасываются плохо и поэтому для лечения инфекций вне кишечной трубки не используются.

Однако АМГ могут в значительной мере абсорбироваться (особенно у новорожденных) при местном применении с поверхности тела после ирригации или аппликации и оказывать нефро- и нейротоксическое действие (системный эффект).

АМГ проникают через плаценту, накапливаются у плода (около 50% материнской концентрации) с возможным развитием тотальной глухоты.

НЕФРОТОКСИЧНОСТЬ АМГ

АМГ почти не подвергаются биотрансформации и выводятся из организма в основном путем клубочковой фильтрации. Указывается также на их реабсорбцию проксимальными канальцами. Из-за преимущественно ренального пути элиминации все представители этой группы АБ потенциально нефротоксичны (вплоть до развития тубулярного некроза с ОПН), только в разной степени. По этому признаку АМГ могут быть расположены в следующем порядке: неомицин > гентамицина > тобрамицина > амикацина > нетилмицина (Е.М.Лукьянова, 2002).

Нефротоксичность АМГ (2-10%) чаще развивается в полярных возрастных группах (дети раннего возраста и пожилые люди) — возрастзависимый токсический эффект. Вероятность нефротоксичности также возрастает с увеличением суточной дозы, длительности лечения (более 10 дней), а также кратности введения, и зависит от предшествующей почечной дисфункции.

Наиболее информативными показателями поражения проксимальных канальцев (мишень для токсического воздействия АМГ) являются появление в моче микроглобулинов (β2-микроглобулина и α1-микроглобулина), которые в норме почти полностью реабсорбируются и катаболизируются проксимальными канальцами и энзимурия (повышение уровня N-ацетил-β-глюкозаминидазы), а также белков с молекулярной массой больше 33 КД, которые фильтруются клубочками. Как правило, эти маркеры обнаруживаются после 5-7 дней лечения, умеренно выражены и обратимы.

Нарушение азотовыделительной функции почек как проявление почечной недостаточности (повышение уровня мочевины и креатинина сыворотки более, чем на 20%) выявляется лишь при существенном поражении почек вследствие длительного применения АМГ в высоких дозах, потенциировании их нефротоксичности петлевыми диуретиками и/или амфотерицином В.

ГЕНТАМИЦИН: почками кумулируется около 40% АБ, распределяемого в тканях больного (в коре почек более 80% «почечного» АБ). В корковом слое почек концентрация гентамицина превышает наблюдаемой в сыворотке крови более чем в 100 раз. Следует подчеркнуть, что для гентамицина характерна более высокая степень канальцевой реабсорбции и большее накопление в корковом слое почек, чем у других АМГ. Гентамицин накапливается также (хотя и в меньших количествах) в мозговом слое и сосочках почек.

Гентамицин, поглощаясь проксимальными канальцами почек, накапливается в лизосомах клеток. Находясь в клетках, он ингибирует лизосомальную фосфолипазу и сфингомиелиназу, что вызывает лизосомальный фосфолипидоз, аккумуляцию миелодных частиц и клеточный некроз. При электронно-микроскопическом исследовании в эксперименте и биопсии почек у человека выявлено набухание проксимальных канальцев, исчезновение ворсинок щеточной каймы, изменения внутриклеточных органелл при введении гентамицина в средних терапевтических дозах. Лечение высокими (>7 мг/кг в день) дозами гентамицина может сопровождаться острым тубулярным некрозом с развитием ОПН и необходимостью гемодиализа в отдельных случаях, продолжительностью олигурической фазы около 10 дней, при этом, как правило, наблюдается полное восстановление функции почек после отмены препарата.

К факторам, повышающим возможность проявления нефротоксичности гентамицина, относятся: предшествующая несостоятельность почек, гиповолемия, одновременное использование других нефротоксических ЛС (гидрокортизона, индометацина, фуросемида и этакриновой кислоты, цефалоридина, циклоспорина, амфотерицина В), рентгеноконтрастных веществ; возраст больного.

Частота возникновения нефротоксических реакций при лечении гентамицином варьирует от 10-12 до 25% и даже 40% в зависимости от дозы и продолжительности лечения. Эти реакции чаще наблюдаются при максимальной концентрации АБ в крови 12-15 мкг/мл. Однако подчеркивается целесообразность определения минимальных (остаточных) концентраций, поскольку увеличение именно этих значений выше 1-2 мкг/мл перед каждым следующим введением является свидетельством кумуляции препарата и, следовательно, возможной нефротоксичности. Отсюда и необходимость лекарственного мониторинга для АМГ.

ОТОТОКСИЧНОСТЬ АМГ

При применении стрептомицина, гентамицина, тобрамицина чаще возникают вестибулярные расстройства, а канамицин и его производное амикацин преимущественно влияют на слух. Однако это избирательность сугубо относительна и у всех АМГ отмечается «широкий» спектр ототоксичности. Так, гентамицин проникает и длительно сохраняется в жидкости внутреннего уха, в клетках слухового и вестибулярного аппарата. Его концентрация в эндо- и перилимфе значительно выше, чем в других органах и приближается к концентрации крови, а на уровне 1 мкг/мл сохраняется там в течение 15 дней после прекращения лечения, вызывая дегенеративные изменения во внешних клетках мерцательного эпителия основной извилины улитки (Ю.Б.Белоусов, С.М.Шатунов, 2001). В клинической картине этим изменениям соответствует нарушение слуха в пределах высоких тонов, а по мере продвижения дегенерации к верхушке улитки — также средних и низких тонов. К ранним обратимым проявлением вестибулярных расстройств (через 3-5 дней от начала применения препарата) относится: головокружение, шум в ушах, нистагм, нарушение координации. При длительном применении АМГ (более 2-3-х недель) происходит замедление их выведения из организма с повышением концентрации во внутренним ухе, в результате чего могут развиться тяжелые инвалидизирующие изменения органов слуха и равновесия. Однако в случае с гентамицином не выявлено достаточной корреляции между его концентрацией во внутреннем ухе и степенью ототоксичности, и, в отличие от канамицина, мономицина и неомицина, глухота при лечении гентамицином практически не развивается. Вместе с этим существуют выраженные вариации среди АМГ в частоте возникновения этих нарушений. Так, в одном из исследований на 10000 больных было выявлено, что амикацин вызывает нарушение слуха в 13,9% случаев, гентамицин — у 8,3% больных, тобрамицин — у 6,3%, а неомицин — у 2,4%. Частота вестибулярных нарушений составляет соответственно 2,8; 3,2; 3,5 и 1,4%.

Ототоксические реакции при лечении гентамицином развиваются значительно реже у взрослых, чем у детей. Теоретически новорожденные являются группой повышенного риска по развитию ототоксических реакций в связи с незрелостью механизмов элиминации, меньшей скоростью клубочковой фильтрации. Однако, несмотря на широкое применение гентамицина у беременных и новорожденных, неонатальная ототоксичность наблюдается исключительно редко.

Слуховые и вестибулярные токсические эффекты тобрамицина также связываются с его передозировкой, длительностью лечения (>10 дней) и особенностями больных — нарушенная почечная функция, обезвоживание, получение других лекарств, также обладающих ототоксичностью или сдерживающих элиминацию АМГ.

Читать еще:  Цирроз печени у женщин первые признаки стадии и принципы лечения

У части больных ототоксичность может клинически не проявлять себя, в других случаях больные испытывают головокружение, шум в ушах, потерю остроты восприятия высоких тонов по мере прогрессирования ототоксичности. Признаки ототоксичности обычно начинают появляться спустя длительное время после отмены препарата — отсроченный эффект. Однако известен случай (В.С. Моисеев, 1995), когда ототоксичность развилась после однократного введения тобрамицина.

АМИКАЦИН. Наличие в 1-м положении молекулы амикацина — 4-амино-2-гидроксибутирил-масляной кислоты обеспечивает не только защиту АБ от разрушающего действия большинства ферментов, продуцируемых устойчивыми штаммами бактерий, но и является причиной меньшей ототоксичности по сравнению с другими АМГ (кроме метилмицина): слуховые — 5%, вестибулярные — 0,65% на 1500 лечившихся этим АБ. Однако в другой серии исследований (10000 больных) контролировавшихся аудиометрией, была показана близкая к гентамицину частота слуховых расстройств, хотя в эксперименте было установлено, что амикацин подобно другим АМГ проникает во внутреннее ухо и вызывает дегенеративные изменения волосяных клеток, однако, как и в случае с гентамицином, не было установлено зависимости между уровнем концентрации амикацина во внутреннем ухе и степенью ототоксичности. Показано также, что волосковые клетки слуховой и вестибулярной системы выживали и при том, что гентамицин обнаружился внутри клеток и через 11 месяцев после прекращения лечения. Это доказывает, что не существует простой корреляции между присутствием АМГ и повреждением органов слуха и равновесия. Именно поэтому было высказано предположение о наличии у отдельных больных генетической предрасположенности к повреждающему воздействию АМГ (М.Г. Абакаров, 2003). Подтверждением этому положению было открытие в 1993 году у 15 больных с тугоухостью из 3-х китайских семей (после лечения АМГ) генетической мутации A1555G позиции 12S РНК, кодирующей митохондриальные ферменты, которая не была обнаружена у 278 пациентов без тугоухости, также получавших АМГ. Это позволило сделать вывод о том, что применение АМГ является пусковым механизмом для фенотипического выявления этой мутации.

В последние годы приобретает все большую популярность новый режим дозирования АМГ — однократное введение всей суточной дозы гентамицина (7 мг/кг) или тобрамицина (1 мг/кг) в виде 30-60-минутной инфузии. При этом исходит из того, что АМГ обладают концентрационно-зависимым бактерицидным эффектом и поэтому отношение Cmax/ mic > 10 является адекватным предиктором клинико-бактериологического эффекта.

Эффективность нового способа введения АМГ была показана при инфекциях различной локализации — абдоминальных, респираторных, мочеполовых, кожных и мягкотканных, как острых по течению, так и хронических (муковисцидоз). Однако возникающие при таком режиме дозирования пиковые концентрации АМГ, нередко превышающие 20 мкг/мл, могут теоретически создавать угрозу нефро- и ототоксичности. Между тем исследования D. Nicolau, 1995; K. Kruger, 2001; T. Schroeter et al, 2001 показывают, что однократное введение АМГ не только не уступают, но даже превосходят по безопасности обычное 3-х разовое применение АМГ, возможно, за счет более длительного отмывочного периода.

ТЕТРАЦИКЛИНЫ

Тетрациклины — остеотропны и поэтому накапливаются в костной ткани, особенно молодой, пролиферирующей. В эксперименте у собак отмечено отложение тетрациклина и в постоянных зубах.

Вследствие своей липофильности тетрациклины проникают через плацентарный барьер и откладываются в костях плода (в виде лишенных биологической активности хелатных комплексов с кальцием), что может сопровождаться замедлением их роста.

Применение тетрациклиновых АБ у детей дошкольного возраста приводит в ряде случаев к отложению препаратов в зубной эмали и дентине, что вызывает гипоминерализацию зубов, их потемнение (дисколорацию), гипоплазию зубной эмали, увеличение частоты кариеса, выпадение зубов. Встречаемость этих осложнений при применении тетрациклинов составляет примерно 20%.

При неосторожном или ошибочном применении тетрациклинов в большой дозе (более 2 г в день) может развиться тубулотоксичность (тубулярный некроз) с клиникой ОПН и необходимостью, в отдельных случаях, гемодиализа.

Поэтому использование тетрациклинов у беременных, кормящих грудью (тетрациклин проникает в грудное молоко) и детей до 8 лет не рекомендуется.

Подводя итоги вышеизложенному, хочется еще раз подчеркнуть, что любое лекарство (а значит, и антибиотики) — это обоюдоострое оружие, что, кстати, было подмечено и отражено в древнерусском определении, где слово «зелье» употреблялось в двойном значении — и как лечебное, и как ядовитое средство. Поэтому, начиная фармакотерапию, нельзя в дальнейшем оставлять больного один на один с лекарством, говоря ему (как это еще нередко бывает в той же поликлинике) «попейте его (лекарство) с недельку-другую и потом приходите». Для некоторых больных это «потом» может и не наступить. Делая упор в своем врачебном сознании на терапевтический эффект, мы (может быть сами того не желая) умаляем значение другого важнейшего правила лечения — его безопасности. Такая потеря бдительности делает нас неготовыми к нужным действиям при возникновении неблагоприятных реакций, что может иногда привести к непоправимым последствиям.

Почему антибиотики и спасают, и убивают

Читайте также

Врачи предсказывают, что через несколько лет человечество может снова начать сначала борьбу с инфекционными заболеваниями. А все потому, что два самых ценных изобретения человечества в фармакологии – антибиотики и вакцины в просвещенном XXI веке оказались опутаны паутиной мифов и предубеждений.

Антибиотики – это вещества преимущественно природного происхождения, которые вырабатываются, как правило, грибками. Они убивают или подавляют рост бактерий, которые вызывают пневмониию, сепсис, менингит и абсолютно бессильны в борьбе с вирусами – возбудителями ОРВИ, гриппа, гепатита А, ветряной оспы, кори и других заболеваний.
Появление первого антибиотика – бензилпенициллина, или просто пенициллина в 1928 году стало случайной находкой Александра Флеминга, обнаружившего, что культура стафилококков умирала под действием попавших туда бактерий плесневого гриба. Однако серийное производство антибиотиков началось только через 17 лет – в 1945 году. Появление следующих антибиотиков перестало быть результатам «научного тыка пальцем в небо», а определялось бактериальным пейзажем, то есть преобладанием того или иного вида бактерий на данный момент. Сейчас антибиотики насчитывают около 30 классов препаратов и около 150-180 зарегистрированных оригинальных лекарств. Однако, по словам главного клинического фармаколога Петербурга Александра Хаджидиса, производство новых антибиотиков зашло в тупик: за последние 10 лет появились лишь 2-3 новых лекарства.
Почему антибиотики перестают работать
Когда в больницах начали применять пенициллин, смертность в роддомах от инфекций, вызванных стафилококком (самым распространенным на тот момент видом бактерий), снизилась в сотни раз, что позволило спасать жизни матерей и детей. Однако по прошествии 50 лет 99% бактерий стафилококка оказались уже не чувствительны к пенициллину – у них развилась устойчивость к лекарству. После сумасшедшего эффекта первых антибиотиков врачи назначали их при инфекциях, которые мы считаем теперь несущественными и не требующими приема таких лекарств. В итоге меньше чем за сто лет антибиотики успели пройти путь от своего рассвета до заката.
Проблемой номер один в использовании антибиотиков сейчас считается развитие лекарственной устойчивости и появление 5-7 бактерий, трудно поддающихся лечению существующими препаратами, например, синегнойной палочки, золотистого стафилококка или пневмококка.
К развитию устойчивости бактерий к антибиотикам привело нерациональное использование лекарств – как врачами, так и самими пациентами.
Скажем, пришла к участковому терапевту мама с кашляющим и температурящим ребенком. Врач на глаз не может определить, бактериальная у него инфекция или вирусная, но для подстраховки, чтобы не пропустить опасное состояние, назначает антибиотики.

(Нужно ли принимать антибиотики при ОРВИ, читайте здесь)
— Как таковым профилактическим действием антибиотики не обладают, однако есть четкие показания для назначения упреждающего антибиотикового удара, например, у пациентов с иммунодефицитами, – объясняет Александр Хаджидис. – Но врачу проще назначить антибиотик, чтобы обезопасить себя и пациента.
Что происходит дальше? Упаковка купленного когда-то антибиотика широкого спектра действия лежит дома, и когда ребенок заболевает вновь, родители дают ему те же таблетки – по их логике, раз симптомы у ребенка такие же, то и лечить его надо так же. Поступление в организм в течение длительного времени антибиотика (особенно в низкой дозе) приводит к развитию устойчивости микробов к лекарству.
Побочные эффекты антибиотиков
Все антибиотики, по словам Александра Хаджидиса, так или иначе, обладают побочными эффектами, о которых не всегда догадываются врачи, потому что в каких-то случаях они малозаметные и не причиняют существенного вреда здоровью пациента. Но некоторые умудряются не обращать внимания даже на «кричащие» побочные эффекты.
Так, например, антибиотик гентамицин (относится к группе аминогликозидов II поколения) имеет два самых серьезных побочных эффекта – ото- и нефротоксичность. Как и вся группа препаратов (ее уже не развивают): «Амикацин», «Брамитоб», «Изофра», «Канамицин», «Кирин», «Неомицин», «Стрептомицин», «Тоби», «Тобрекс» и другие. Гентамицин способен накапливаться в тканях среднего уха и в почках. С одной стороны, это позволяет эффективно лечить заболевания именно этих органов, с другой, они вызывают серьезные осложнения – необратимую глухоту и обратимые поражения почек.
Впрочем, врачи, по словам главного клинического фармаколога, могут и не замечать этот побочный эффект, так как глухота может быть не полной, а частичной. Помочь заметить начинающееся снижение слуха помогла бы простая аудиометрия, но кто будет ее проводить при лечении пиелонефрита? Поэтому по возможности лучше выбирать другую группу антибиотиков – не аминогликозиды, а например, цефалоспорины («Азаран», «Вицеф», «Зефтера», «Кефотекс», «Клафоран», «Лизолин», «Максипим», «Нацеф», «Орзид», «Офрамакс», «Проксим», «Роцефин», «Супракс», «Тороцеф», «Фортум», «Цефазолин», «Цефтриаксон» и другие).
Аналогичным ототоксичным действием обладает ванкомицин («Ванкомицин», «Ванкоцин», «Эдицин») — антибиотик из группы трициклических гликопептидов.
Антибиотики тетрациклиновой группы («Вибрамицин», «Доксициклин», «Кседоцин», «Юнидокс Солютаб», «Тетрациклин») не вызывают глухоту, в отличие от аминогликозидов, но у 100% мужчин нарушают сперматогенез (производство сперматозоидов), который может восстановиться, а может и нет. Как пояснил Александр Хаджидис, тетрациклиновые антибиотики относятся к самым токсичным: они вызывают нарушение костеобразования и зубов. И даже при местном воздействии в виде мазей, особенно у детей, могут вызывать такие нарушения.
Токсический эффект антибиотиков – дозозависимый. Это означает, что чем дольше и в большем количестве принимать лекарства, тем вероятнее развитие побочных эффектов. Поэтому самое главное правило при приеме антибиотиков – строгое соблюдение кратности и длительности приема лекарств, прописанных врачом. Наименее токсичные антибиотики — пенициллины («Ампициллин», «Амосин», «Экобол» и другие) и макролидные антибиотики («Азитрокс», «Вильпрафен», «Клабакс», «Кларицин», «Клацид», «Рулид», «Сумамед», «Сумамокс», «Формилид», «Эритромицин» и другие). Но это вовсе не значит, что они абсолютно безопасны.
Например, если у человека есть аллергия на антибиотики, вероятнее всего, она проявляется именно на введение пенициллинов и цефалоспоринов. При этом для развития даже тяжелой аллергической реакции – анафилактического шока, который в 70% случаев ведет к смерти, достаточно одного небольшого контакта с аллергеном.
— Опасность еще и в том, что у человека уже может быть развилась аллергия на антибиотики, но он об том не знает – мы едим мясо, «накачанное» антибиотиками, и на этом фоне дополнительное поступление в организм даже небольшой дозы пенициллина может вызвать тяжелую аллергическую реакцию, а может стать и причиной смерти, – предостерегает главный клинический фармаколог Петербурга.
О чем не знают пациенты
Большинство пациентов, принимающих антибиотики, так или иначе, слышали о том, что на это время лучше воздержаться от употребления алкоголя. Дело в том, что одновременный прием антибиотиков и алкоголя может не только снижать эффективность этих лекарств, но и вызывать серьезные побочные эффекты, в том числе приводить к смерти.
Этиловый спирт влияет на активность ферментов печени и на ее способность расщеплять антибиотики. В итоге при употреблении алкоголя в сочетании с эритромицином его концентрация просто снижается, а вот «Левомицетин», препараты, содержащие кетоконазол («Низорал» и другие противогрибковые антибиотики), «Фуразолидон» химически взаимодействуют с алкоголем, что приводит к серьезным побочным эффектам, вплоть до судорог, тяжелой одышки и летального исхода. Употребление алкоголя с этими антибиотиками категорически противопоказано.
Антибактериальные препараты для детей фармбизнесу не нужны
Еще одной проблемой при применении антибиотиков остается отсутствие детских лекарственных форм.
— Лекарства – это бизнес. И поскольку главными потребителями антибиотиков являются все же взрослые, фармацевтические компании не занимаются производством детских лекарственных форм, потому что им это невыгодно, — считает Александр Хаджидис.
В итоге получается, что «взрослую» таблетку приходится делить пополам и давать ребенку. Однако в этом случае эффективность лекарства может просто сойти на нет.
— Таблетки защищены специальной оболочкой, которая позволяет им не растворяться под действием соляной кислоты в желудке. Есть лекарства, которые особо чувствительны к действию кислоты, и если мы разламываем таблетку, мы нарушаем ее структуру и препарат просто растворяется и перестает действовать. Так происходит, например, с препаратами эритромицина, – объясняет врач.
Антибиотики + пробиотики – деньги на ветер
Одно из самых неприятных проявлений побочных эффектов антибиотиков, даже при правильном их приеме – диарея. Реклама и врачи убеждают нас, что с первого дня приема лекарств нужно принимать препараты, восстанавливающие микрофлору кишечника. Однако часто оказывается, что они просто заставляют нас покупать бесполезные лекарства.
Диарея, появившаяся при приеме антибиотиков, — это побочный эффект действия лекарства. Наш кишечник и весь организм населяют бактерии, большая часть из них — анаэробные микроорганизмы. Антибиотики, уничтожая болезнетворные бактерии, убивают и полезные, вызывая кратковременную диарею.

Читать еще:  Ингарон капли и уколы инструкция аналоги препарата

(Почему фармкомпаниям выгодно лечить несуществующий дисбактериоз, читайте здесь)
По спектру действия антибиотики могут быть активны в отношении анаэробов, а могут быть не активны. Так, например, одна из самых токсичных групп антибиотиков – аминогликозиды не вызывают диареи, потому что не активны в отношении анаэробных микроорганизмов, населяющих кишечник. А вот нетоксичные макролидные антибиотики могут действовать на бифидобактерии и вызывать диарею, как и современные так называемые «защищенные» пенициллины и некоторые цефалоспорины.

— Убийцы микрофлоры кишечника номер один – это метронидазол («Трихопол») и клиндамицин, — объясняет Александр Хаджидис.
Здоровый организм способен самостоятельно восстановить микрофлору и без внешнего участия. Однако нам проще думать, что спасти нас должны таблетки. Пробиотики, которые рекомендуют принимать вместе с антибиотиками, – тоже бактерии, они также могут подвергаться воздействию антибиотиков. Поэтому подбирать пробиотический препарат врач должен в строгом соответствии с активностью антибиотика.
Например, популярный препарат «Линекс» содержит грамположительные микроорганизмы, которые легко «убиваются» макролидными, тетрациклиновыми, пенициллиновыми антибиотиками. А вот «Бифидумбактерин» содержит грамотрицательную палочку, которая устойчива к действию большинства антибиотиков, кроме некоторых цефалоспоринов и фторхинолонов — весьма популярных и часто назначаемых антибиотиков.

Клуб Любителей Тиннитуса

В данной таблице сведены вместе сведения об ототоксичных препаратах. Т.е. тех препаратах, которые могут оказать токсическое воздействие на структуры внутреннего уха и привести к ухудшению слуха, возникновению шума в ушах, привести к вестибулярным расстройствам и головокружению. Некоторые препараты могут привести к необратимым изменениям.

Справедливости ради надо отметить, что не все препараты одинаково токсичны. В настоящее время мы классифицировали препараты по четырём степеням ототоксичности:

  • 1 — Очень сильный, необратимый ототоксический эффект
  • 2 — Сильный, часто необратимый ототоксический эффект
  • 3 — Умеренный, возможно обратимый ототоксический эффект
  • 4 — Слабый, обратимый ототоксический эффект

Не всегда следует отказываться от ототоксичных препаратов. Например, лечение туберкулёза с очень большой вероятностью приведёт вас к той или иной степени тугоухости. Но в таких слуаях использование подобных препаратов оправдано, т.к. на кону стоит жизнь, и у пациента есть выбор: хуже слышать, или умереть. Безуловно, приём подобных препаратов должен сопровождаться ежедневным контролем слуха, и препараты должны быть отменены при первых признаках ототоксичности.

Вам следует понимать, что информация в таблице не гарантирует однозначного результата. Медицина — это естественная отрасль знания, поэтому оперирует вероятностями. И существует вероятность того, что приём слабо ототоксичного препарата сможет привести к необратимым последствиям, как и наоборот. И пусть вас не вводит в заблуждение зелёный цвет четвёртой степени. Это всего лишь цвет, для выделения категории. А не индульгенция на приём препаратов.

Вы должны самостоятельно оценивать риски от приёма тех или иных препаратов. Впрочем это нужно делать всегда, а не слепо доверять интернет-сайтам.

Главное правило: вред от лечения не должен превышать вреда, наносимого болезнью. Примечание:

  • Первое место по необратимой ототоксичности занимают все аминогликозиды, большинство противораковых средств, Винкристин и Цисплатин, все противотуберкулезные средства
  • Второе место все салицилаты
  • Третье место петлевые диуретики
  • Четвёртое место — остальные, которые имеют обратимость после применения
НаименованиеСтепень токсичностиГруппа препаратаПримечание
Азитромицин4Макролид
Амикацин1Антибиотик группы АминогликозидовЕсть мнение, что все Аминогликозиды ототоксичны
Аспирин2Салицилат
Бацитрацин4Полипептидный антибиотик
Буметанид3Петлевый диуретик
Бутадион4Нестероидный противовоспалительный препарат
Ванкомицин4Полипептидный антибиотик
Винристин1Цитостатический препарат
Гатифлоксацин4Антбиотик группы Фторхинолов
Гентамицин1Антибиотик группы Аминогликозидов
Гидрометрин3Петлевый диуретик
Грамицидин4Полипептидный антибиотик
Дибекицин1Антибиотик группы полусинтетических Аминогликозидов
Дигидрострептомицин1Антибиотик группы Аминогликозидов
Индометацин4Нестероидный противовоспалительный препарат
Канамицин1Антибиотик группы Аминогликозидов
Капреомицин4Полипептидный антибиотик
Клариторомицин4Макролид
Колистин4Полипептидный антибиотик
Лазикс3Петлевый диуретик
Левофлоксацин4Антибиотк группы Фторхинолов
Лидокаин4Анестетик
Ломефлоксацин4Антбиотик группы Фторхинолов
Метатрексат1Цитостатический препарат
Моксфлоксацин4Антбиотик группы Фторхинолов
Мупироцин4Полипептидный антибиотик
Напроксен4Нестероидный противовоспалительный препарат
Неомицин1Антибиотик группы Аминогликозидов
Нетилмецин1Антибиотик группы Аминогликозидов
Нитроген-мустард1Цитостатический препарат
Нитрогранулоген1Цитостатический препарат
Огекрин3Петлевый диуретик
Орбицин1Антибиотик группы полусинтетических Аминогликозидов
Орунгамин2Противогрибковый препаратВ побочках заявлена преходящая или постоянная глухота. Кому как повезёт. ВНИМАНИЕ! Во многих инструкциях, выложенных в интернете, о такой побочке упоминаний нет.
Пенимицин1Антибиотик группы полусинтетических Аминогликозидов
Пиретамид3Петлевый диуретик
Полимиксин В4Полипептидный антибиотик
Противотуберкулёзные средства1Производные ПАСК
Сисомицин1Антибиотик группы Аминогликозидов
Спарфлоксацин4Антбиотик группы Фторхинолов
Стрептомицин1Антибиотик группы Аминогликозидов
Тетрациклин4Антибиотик группы ТетрациклиновЕсть мнение, что все тетрациклины ототоксичны
Тобрамицин1Антибиотик группы Аминогликозидов
Урегит3Петлевый диуретик
Фенилбутазол4Нестероидный противовоспалительный препарат
Фуразолидон4Производное нитрофурана
Фуросемид3Петлевый диуретик
Хинидина сульфат4Антиаритмический препарат
Хинин3Противомалярийный препарат
Хлорметин1Цитостатический препарат
Хорохин3Противомалярийный препарат
Циклосерин1Цитостатический препарат
Ципрофлоксацин (Цифран)4Антбиотик группы Фторхинолов
Цисплатин1Цитостатический препарат
Цифран (Ципрофлоксацин)4Антбиотик группы Фторхинолов
Эритромицин4Макролид
Этакриновая кислота3Петлевый диуретик

Таблица составлена Игорем Горбенковым с помощью многочисленных участников сообщества, опубликована 29 марта 2016 года. Но постоянно корректируется. Следите за обновлениями.

Таблица изменена 18 мая 2016 года. Убраны дубликаты, скорректированы названия, добавлен один препарат. Отмечена степень ототоксичности. Отдельная благодарность Алексею Гутенбергу за титанический труд по классификации.

Изменения от 5 июля 2016 года: добавлена ссылка на подробное описание препаратов группы амингликозидов

Есть желание поддержать проект? Ознакомьтесь, что вы можете сделать.

Антибиотики: мифы и правила применения

Пожалуй, ни один препарат не овеян таким количеством мифов и домыслов, как антибиотик. Чего только не услышишь в адрес этого лекарственного средства: снижает иммунитет, подрывает здоровье, раздражает кишечник, “сажает” почки и печень. Но так ли все на самом деле? Это решила выяснить “Народная газета” и обратилась за помощью к кандидату медицинских наук, доценту кафедры клинической фармакологии и терапии БелМАПО Елене Давидовской.

— В истории человечества было не так уж много событий, которые серьезно повлияли на продолжительность жизни человека, — начала беседу специалист. — На самом деле их всего три. Это — внедрение правил санитарии — гигиена, вакцинация против тяжелых инфекций, а также применение в лечении бактериальных инфекций антибиотиков. Никакие другие лекарственные средства так значимо, как этот препарат, не увеличили среднюю продолжительность жизни человека. Однако у большинства людей к ним действительно предвзятое отношение. Между тем антибиотики — уникальный класс лекарственных препаратов. Они действуют не на сам орган человека, а на микроорганизмы, которые “хозяйничают” внутри нашего организма.

— Однако в последнее время ученые все чаще заявляют, что микроорганизмы, вызывающие воспалительные процессы в организме человека, стали менее чувствительны к антибиотикам. И подобрать нужный препарат становится все сложнее.

— Основная причина снижения активности антибиотиков — это их неконтролируемое использование — назначение без показаний, нерациональный выбор лекарственного средства, несоблюдение дозировки и длительности терапии. Зачастую при любых недомоганиях (насморке, кашле, першении в горле) без назначения врача люди хватаются за антибиотики. Начинают принимать препарат, потом решают, что делать этого больше не нужно, и прерывают лечение. Неоконченные курсы антибактериальной терапии как раз и способствуют снижению активности антибиотика, потому что дают возможность микроорганизму выработать устойчивость. А ведь для того чтобы лечение было эффективным, нужно использовать определенный препарат в соответствующей дозе и выдерживать конкретную длительность терапии. Если курс лечения прерван, то микроорганизм остается не убитым, но при этом “запоминает” информацию об этом антибиотике. Грамотное назначение антибиотиков в определенных ситуациях является залогом того, что мы максимально обеспечим себе возможность эффективного лечения.

— Могут ли народные средства заменить антибиотики?

— Нет, если речь идет об уже развившемся заболевании бактериальной природы. В таком случае экспериментировать не нужно. Так называемые народные средства могут играть лишь вспомогательную роль, облегчая симптомы заболевания.

— Есть также мнение, что эра антибиотиков заканчивается: необходимы альтернативные возможности в антибактериальной терапии. В частности, академик РАМН Виктор Малеев считает: чтобы антибиотик восстановил свою активность, необходимо прекратить его использование не менее чем на сорок лет.

— Думаю, что современная медицина вряд ли в обозримом будущем сможет обойтись без антибактериальных препаратов. Микроорганизмы живут на нашей планете миллиарды лет. Мы существуем с ними параллельно. Есть микроорганизмы, без которых мы не можем жить: они нужны и помогают нам. А есть и те, которые вызывают различные болезни. В таких случаях единственные эффективные лекарственные средства — это антибиотики. Поиск новых антибактериальных препаратов и внедрение их в терапевтическую практику направлены на обеспечение возможности сохранения жизни людей при определенных инфекциях. Если вспомнить историю и посмотреть, какова была смертность от бактериальных инфекций раньше, и сравнить с нынешними показателями, то эти цифры просто несопоставимы.

У микроорганизмов свои “задачи”. Они тоже стремятся выжить и поэтому вырабатывают различные механизмы устойчивости к антибиотикам. Это закономерный биологический процесс. Прекратив на некоторое время использование того или иного антибактериального препарата, можно лишь частично восстановить к нему чувствительность.

— Как правильно принимать антибиотики?

— По инструкции и в соответствии с тем, что назначил доктор. Есть антибиотики, которые принимаются однократно, есть те, что два-три раза в сутки. Один и тот же лекарственный препарат выпускается в разных дозах. Например, в зависимости от разовой дозы один и тот же антибиотик может приниматься в меньшей дозе — три раза в день, в более высокой — два раза в день. Продолжительность лечения зависит от заболевания и выбранного препарата.

— Насколько верно утверждение, что антибиотики — токсичные препараты?

— Что касается токсичности антибактериальных препаратов, а также расхожего мнения о том, что антибиотики снижают иммунитет, то это из разряда мифов. Токсичность антибиотиков, в том числе их влияние на функцию печени, почек и т. д., отслеживается в период создания препаратов. Это касается и любых других лекарственных средств.

Выбор антибактериального препарата осуществляется строго по показаниям с учетом его предполагаемой эффективности и обязательной оценкой безопасности, а также с учетом противопоказаний, сопутствующих (фоновых) заболеваний, факторов риска развития нежелательных явлений. В ряде случаев приходится “соглашаться” с некоторыми побочными явлениями ради спасения жизни и здоровья пациента. Именно поэтому назначать антибактериальный препарат должен только врач, а самолечение недопустимо.

— Нужно ли принимать антибиотики вместе с бифидопрепаратами?

— Нет никаких доказательств необходимости применения при неосложненных инфекциях вспомогательных методов терапии (бифидопрепараты, иммуномодуляторы, гепатопротекторы, противогрибковые лекарственные средства и др.), это только увеличивает стоимость лечения. В отдельных случаях, исходя из конкретной клинической ситуации, решение о дополнительных методах терапии может принять только врач.

— Дети и антибиотики — отдельная тема. Нужно ли им во время болезни пить антибиотики, а может, стоит начать с более “легких” лекарственных средств?

— Принцип приема тот же, что и для взрослых. Главное — показания для назначения — соответствующая клиническая картина и лабораторное подтверждение (изменения в общем анализе крови), которые оценивает врач.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector